«Никто не работает сам по себе»

09.06.2013, 11:11
| Просмотров: 378
Поделиться
«Никто не работает сам по себе»

Генеральный директор «Днепра» Андрей Стеценко дал эксклюзивное интервью автору и ведущему программы «Днепр-Футбол» Анатолию Шинкаренко. Ниже вы сможете прочитать полную текстовую версию этого интервью.

— Андрей Викторович, хотелось бы услышать из первых уст о нашумевшей истории с аттестатом УЕФА, выдаваемой этой организацией клубам для участия в еврокубках. Поставлена ли в ней точка или по окончанию сезона УЕФА снова вернется к ней? — Я хочу надеяться на то, что точка в этом вопросе поставлена. «Днепр» аттестован как для участия в чемпионате страны в следующем сезоне, так и для выступления в еврокубках. Что касается самой истории с аттестатом, то действительно между футбольным клубом «Днепр» и немецкой строительной компанией «Хохтиф» возник определенный арбитражный спор, связанный со строительством нашего стадиона «Днепр-Арена», который длится уже давно — почти пять лет. Точка в нем с юридической точки зрения до сих пор не поставлена. Компания «Хохтиф» обратилась в международные арбитражные суды, которые вынесли промежуточные решения в пользу компании. Однако конкретной суммы, которую «Днепр» должен выплатить компании, и на которую «Хохтиф» претендует, пока нет. Судебные тяжбы на сегодняшний день не закончены и продолжаются. Но даже если в нашем хозяйственном споре будет поставлена точка, то по моему глубокому убеждению, «Днепр» естественно выплатит утвержденную судебными инстанциями сумму, которая никоим образом не скажется на финансовом благополучии клуба. И никакой угрозы выступлению команды на европейской арене также не будет.

— «Днепру» также вменяется задолженность по контрактам Боатенга, Булку и Бюлюкбаши? — Здесь вообще не о чем пока говорить. У нас действительно существуют споры с этими игроками, которые рассматриваются Спортивным арбитражным судом в Лозанне, но никаких решений по этому вопросу не вынесено. Так что говорить о том, что мы должны какую-то определенную сумму каждому из этих футболистов, не приходится. По албанским игрокам вообще даже не вынесено решение о назначении служебных слушаний. По Боатенгу ситуация несколько иная. Как вы знаете, суд вынес решение расторгнуть его контракт с «Днепром», после чего он получил возможность подписать контракт с небезызвестным нам английским «Фулхэмом», но по поводу каких-то финансовых взаимоотношений с игроком решение еще не принято. Поэтому говорить о какой-то просрочке обязательств «Днепра» перед футболистом не приходится.

— В одном из последних интервью Вы, правда, не от имени клуба на официальном уровне, но предложили формат проведения чемпионата среди двенадцати команд и упразднения пяти арбитров. Как подобное было воспринято коллегами и исполкомом ФФУ? — Начну со второй части вопроса. На совещании представителей клубов Премьер-Лиги всеми коллегами был поднят вопрос об упразднении четвертых и пятых арбитров, которые с нашей точки зрения никакого влияния на качество судейства не оказывают, а даже в некоторых случаях, будем так говорить, и ухудшают. Мы единогласно поставили этот вопрос перед Исполкомом Федерации футбола, но, к сожалению, как мне стало известно, федерация нашу инициативу не поддержала, и, судя по всему, в следующем сезоне матчи наших команд также будут обслуживаться пятью арбитрами.

Что касается сокращения лиги до двенадцати команд, то на данном этапе, может быть, это будет слишком резкое решение. На сегодняшний день, исходя из жеребьевки первенства, его явными участниками являются четырнадцать команд, и пока нет никаких причин так резко сокращать лигу. Но в обозримом будущем, думаю, не исключено, что наши футбольные власти прийдут к такому решению, поскольку вы сами видите, с какими трудностями сегодня сталкиваются те или иные клубы. Некоторые из них пока еще проходят процесс аттестации, а, например, руководители алчевской «Стали», получившей по спортивному принципу право играть в премьер-лиге, в данный момент сомневаются, стоит ли идти на увеличение финансовых затрат. То есть у многих команд возникают какие-то нюансы. Как будет в дальнейшем, мне сказать сложно, но очень бы не хотелось, чтобы при любом формате проведения первенства нашлась бы какая-то команда, которая сыграв несколько туров, снимется с турнира, как это неоднократно бывает в соревнованиях первой лиги, не говоря уже о второй. В этом случае, на мой взгляд, будет полный хаос с точки зрения того, что одни команды с такими неудачниками будут терять очки и, может быть, футболистов по причине травм, а другие, не успевшие сыграть со снявшимися с сорвенований, будут просто получать технические победы. Этого хотелось бы избежать.

— Андрей Викторович, многие болельщики считают причиной последних неудач команды лично Вас и требуют Вашей отставки, хотя Ваша должность не выборная, а назначаемая. Считается, что в первую очередь это связано с якобы Вашими натянутыми отношениями с Хуанде Рамосом. В частности — саботаж Вами требований главного тренера по комплектованию. Можете прокомментировать подобное и как к такому относится владелец клуба, и насколько он Вам доверяет? — Вы тут в одном вопросе, извините за выражение, многое свалили в кучу. Начнем с последнего. Коль скоро я нахожусь на своем посту, владелец мне доверяет. Наверное, он удовлетворен моей работой, может быть не в полном объеме, но тем не менее. Натянутые отношения с Хуанде Рамосом — это какие-то инсинуации. У меня с ним абсолютно нормальные рабочие отношения. Да, мы, например, не ходим вместе в рестораны или не дружим семьями, но в рамках взаимоотношений главного тренера команды и генерального директора клуба у нас абсолютно все нормально. Мы постоянно общаемся, решаем текущие вопросы, в том числе и связанные с комплектацией команды. Никаких проблем у нас не существует и не существовало. Что касается трансферной политики, то здесь вообще не о чем говорить, потому что главный тренер команды всегда может напрямую связаться с владельцем клуба и обсудить тот или иной вопрос относительно того или иного футболиста. Поэтому здесь тоже сложно говорить о том, что я являюсь каким-то корнем зла в вопросах приобретения новых игроков.

— На послематчевой пресс-конференции после игры с «Ильичевцем» я Хуанде Рамоса лично спросил: «Вы перед руководством клуба огласили список игроков, которых хотите видеть в команде?» Он ответил: «В спортивную дирекцию имена исполнителей переданы». Сегодня существует некий список футболистов, которых Хуанде Рамос хочет видеть в «Днепре» уже в это летнее межсезонье, или хотя бы позиций, на которые должны приобретаться люди? — Cписка фамилий однозначно не существует. Что касается позиций, то мы прекрасно знаем пожелания тренерского штаба, что нужно усиливать. Персоналий там нет.

— Каков на сегодня механизм взаимодействия между тренерским штабом, скаутской службой, руководством клуба и его владельцем в трансферном вопросе и вообще, потому что у болельщиков бытует мнение, что этого взаимодействия нет? — Мы только что обсуждали, что не может быть каждый сам по себе. Если тренер считает, что надо укрепить какую-то позицию, например, вратаря, то все прекрасно понимают, что существует такая проблема. Травмирован Ян Лаштувка, на очень длительный срок выбыл в связи с разрывом крестообразных связок Денис Шелихов. Естественно, мы не можем остаться с одним Игорем Варцабой, сыгравшим за основу всего две игры. Мы тут же вышли на рынок, учитывая при этом, кстати, пожелание владельца клуба. Он считает, что в связи с лимитом на легионеров, который будет в ближайшем будущем постоянно ужесточаться, вратарскую позицию лучше закрыть футболистом с украинским паспортом. Учитывая проблему N1 и пожелание владельца, мы и вышли на рынок и решили арендовать у киевского «Динамо» на год Дениса Бойко. Точно также будут решаться вопросы и по остальным футболистам. Тренерский штаб определил позиции, которые необходимо укрепить, и скаутская служба занимается поиском конкретных кандидатур. Затем эти кандидатуры будут обсуждены указанными подразделениями (скаутская служба и тренерский штаб), после чего руководство клуба, в частности, может быть, и я, вступит в переговоры с владельцами контрактов футболистов, и если владелец клуба посчитает, что финансовые условия перехода игроков удовлетворительные, эти исполнители окажутся в «Днепре». Если по каким-то соображениям Игоря Валерьевича, условия будут неудовлетворительными, этих футболистов в нашей команде не будет. Если же предложения скаутской службы не устроят главного тренера, мы и в переговоры вступать не будем, потому что в случае переезда игрока в Днепропетровск, следующий его путь будет либо сидение на скамейке запасных, либо аренда. Зачем наступать на какие-то грабли? Все очень просто и прозрачно.

— Андрей Викторович, в свете очередной серии скандалов, связанных с судейством матчей «Днепра», скажите, пожалуйста, как клуб планирует противодействовать судейскому произволу? Поскольку судейский произвол способен свести на нет любые усилия команды и клуба.

— Я все это прекрасно понимаю и уже говорил, что из-за судейских ошибок «Днепр» страдает в первую очередь. Некоторыми неоднозначными свистками сводится на нет работа футболистов, тренеров, клуба в том числе. Мы теряем на ровном месте очки из-за того, что в ворота соперников не ставятся стопроцентные пенальти, не засчитываются голы, или, наоборот, в наши ворота назначаются пенальти и засчитываются голы. Мы страдаем из-за судейства больше, чем любая другая команда Премьер-лиги. Как с этим бороться? На сегодняшний день судейский корпус — закрытое общество. Мы не можем никуда жаловаться, поскольку протесты нигде не принимаются. Мы даже не можем попросить не выставлять на тот или иной матч арбитра, который с нашей точки зрения, предвзято относится к «Днепру». Единственное, что можем — говорить об этом в прессе. Говорю об этом я, говорят об этом Рамос, владелец клуба, игроки — все. Но воз и ныне там. Есть возможность решить этот вопрос и по-другому. Что такое «по-другому», надеюсь, вы понимаете. Но мы этим никогда не занимались и заниматься не будем. Если бы занялись, не исключено, что все в этом плане было бы хорошо.

— В минувшую зиму множество критических стрел было выпущено в адрес некачественного газона. Что предпринимается в этом отношении клубом, чтобы в дальнейшем не было таких проблем? — Давайте проследим шаг за шагом возникшую проблему. В прошлом году 6 декабря, если не ошибаюсь, мы сыграли последний официальный матч на «Днепр-Арене» против шведского АИКа. Поле было в нормальном состоянии. После того как зимой произошли либо природные катаклизмы, либо недосмотр агротехнической службы стадиона, поле из состояния на твердую «четверку» превратилось в состояние твердой «двойки». Никто не скрывает, что были допущены какие-то ошибки в период подготовки к матчу с «Базелем». Я не специалист в этом плане, но мне об этих ошибках после их выявления впоследствии сами работники и рассказали. Сейчас они признают эти ошибки и знают, где их допустили. На сегодняшний день поле «Днепр-Арены» находится в идеальном состоянии. Даже не сомневаюсь в том, что в таком состоянии оно будет до конца осени и начала зимы. Очень хочу надеяться, что агротехническая служба стадиона, учтя допущенные в это межсезонье ошибки, не допустит их в следующем, и вопрос с повестки дня снимется сам по себе. Но…Я признаю, что в некоторых матчах на «Днепр-Арене» поле было в плохом состоянии, но говорить о том, что только из-за этого было потеряно много очков, я бы не стал. Да, мне скажут, что у нас команда высокотехничных игроков, строящая свою игру на коротких передачах. В любом случае, если вы, ребята, — профессиональные футболисты, вы должны, с моей точки зрения, уметь приспосабливаться к любым погодным условиям и давать тот результат, который от вас требуют. В любых погодных условиях и на любых полях.

— Что ожидать болельщикам в следующем сезоне? Команда и клуб настроены всерьез бороться, в том числе и за пределами футбольного поля, или мы опять будем просто плыть по течению? У Хуанде Рамоса остается год контракта, и все сейчас находятся в несколько подвешенном состоянии. Готова ли команда к выполнению высоких задач? — Думаю, этот вопрос прежде всего нужно адресовать главному тренеру. Команда, думаю, готова, а почему нет? Мы не понесли никаких потерь, по крайней мере, на данный момент. У нас есть команда, которая прошлой осенью показывала футбол, устраивавший всех. Из этой команды мы фактически никого не потеряли. Закончился контракт у Денисова, ну и ушли Александр Алиев и Майкл Одибе. Если считать их потерями, то об этом надо дискутировать, поскольку эти игроки не определяли лицо команды. В принципе, костяк команды и лидеры остались на месте. Сейчас то же самое. Мы ни от кого не отказываемся, и, наоборот, будем делать приобретения. Уже взяли вратаря, еще, может быть, возьмем пару-тройку человек. Этот вопрос нужно адресовать главному тренеру: готов ли он, может ли он применить все свои знания, умения и навыки, для того чтобы хотя бы перевести команду с четвертого места на третье, чтобы был хоть какой-то качественный скачок.

— Давайте перейдем к кадровой политике. Сейчас у всех на слуху продажа Коноплянки. Насколько это реально? Поступают ли конкретные предложения, готовы ли Вы их рассмотреть и если да, удовлетворить покупателя? — Я уже неоднократно об этом говорил: в клуб не поступило ни одного официального предложения по приобретению Евгения. Правда, это ни о чем не говорит. Могут поступать предложения самому Евгению, и он может находиться в стадии переговоров с клубами по вопросам своего личного контракта. Но, повторюсь, на сам клуб никто не выходил. Поэтому говорить о том, что завтра Коноплянка покинет «Днепр» и перейдет, допустим, в харьковский «Металлист», что в последнее время муссируется, нельзя. Как можно об этом говорить, если к нам никто не обращался?! Нет ни звонков, ни предложений, нет ничего! — А если обратятся? — Мы будем рассматривать этот вопрос, и если он нас устроит с финансовой точки зрения, а Евгения устроят условия клуба X, тогда он туда перейдет. Но пока никаких предложений нет! — Кроме Коноплянки муссируются слухи о возможном переходе Зозули в киевское «Динамо»? Было ли предложение из Киева, может быть какие-то закулисные разговоры? — Может быть, подчеркиваю, может быть, этот вопрос обсуждается на уровне президентов «Днепра» и «Динамо» с учетом их хороших отношений. Но опять же, в наш клуб из киевского никто не обращался как официально, так и неофициально. Я буквально сегодня (разговор происходил в четверг — прим. сайта) разговаривал с Игорем Михайловичем Суркисом, но наш разговор касался тем, которые никак не связаны с Романом Зозулей.

— У самого Романа нет желания покинуть «Днепр»? — Я думаю, нет. Он у нас на виду, играет, забивает мячи. От добра добра не ищут. По крайней мере, я хочу на это надеяться.

— Поступали ли предложения по Стриничу? Раньше вроде бы им интересовались английские клубы.

— На сегодняшний день нет. Раньше — были, но они не устроили нас с финансовой точки зрения. Было предложение от «Сандерленда», но понимаете, мы не можем продать футболиста дешевле, чем его купили, тем более, если игрок выходит в стартовом составе команды. Это будет ненормально. Чтобы продать такого основного игрока, нас надо заинтересовать ценой так, чтобы у нас «дрожали нервы», как сказал как-то Ринат Ахметов. А когда нам предлагают сумму меньшую, чем та, за которую его купили, нервы дрожать не будут, тем более, если футболист нам нужен. К тому же при его возможном уходе мы будем вынуждены выходить на рынок и искать ему замену. Почему мы должны купив Стринича за 4 миллиона евро, продавать его за 3? Без гарантии, что за 3 мы купим такого же как Стринич. Дайте нам в два раза большую сумму, мы найдем другого Стринича или купим футболиста на какую-то другую позицию. Это все понятно и это нормальные вещи.

— Соотечественник Стринича Калинич сам изъявляет желание покинуть Днепропетровск из-за отсутствия игровой практики. Подобное настроение, наверное, и у Олейника. От них не было обращений отпустить их? — Периодически такие разговоры возникают и с Денисом, и с Николой. Я их абсолютно понимаю, потому что в противном случае на таких футболистах можно было бы ставить крест. Было бы странно, если бы игроки такого уровня, не проявляли бы игроцких амбиций. Естественно, футболист хочет играть, доказывать свою состоятельность, а когда ему не предоставляется такая возможность, у него возникает мысль об уходе. Об этом, кстати, в своих интервью говорят и Олейник, и Калинич. Будем как-то в этом направлении работать. Наверное, надо как-то тренерам больше внимания на них обращать. Или тем же наставникам сказать, что игроки им не нужны, и тогда клуб будет искать какие-то варианты трудоустройства футболистов. С точки зрения игроков все понятно: они хотят играть, хотят быть обеспеченными игровой практикой. И им для этого, кстати, тоже надо прикладывать определенные усилия на тренировках и доказывать тренерскому штабу свою состоятельность.

— В клуб возвращаются арендованные игроки «Кривбассом», а также Александр Гладкий из «Карпат» и Самуэль Инкум из «Бастии». Какая их дальнейшая судьба в «Днепре», есть ли на них какой-то спрос? Может быть, кто-то о них осторожно спрашивает? — Осторожно спрашивают, но когда узнают об их финансовых условиях, перестают спрашивать даже осторожно. Но дело не в этом. Футболисты находятся на контракте в клубе. Мы обязаны им предоставить возможность тренировочного процесса. Поэтому все они будут привлечены к тренировочной работе с нашим клубом. Как будет складываться их дальнейшая судьба — будем думать, смотреть. Может быть, кто-то останется в «Днепре». Я не думаю, что все перечисленные вами футболисты такие уж слабые, что не смогут принести пользу хотя бы в нескольких матчах, пусть даже выходя на замену. Все будет решать Хуанде Рамос. Если эта шестерка будет не нужна, значит после окончания сбора в Австрии будем подводить какие-то итоги, искать варианты и решать вопрос их дальнейшего трудоустройства.

— Конкретные фамилии: Александр Алиев, Артем Милевский, Имо Эзекиль из «Льежа», Андре Пинту из ПАОКа и Раффаель из «Шальке». Можете подтвердить или опровергнуть слухи, гуляющие в интернете об интересе к ним со стороны «Днепра»? — Могу. «Днепр» никем из них не интересуется. Я вообще не слышал некоторых фамилий, кроме тройки игроков, принадлежащих «Динамо».

— Говорят, что вектор трансферной политики «Днепра» окончательно перенаправляется в сторону Южной Америки и клуб, якобы, всерьез заинтересован в южноамериканских игроках Адемилсоне, Родригесе, Домингесе и Ромариньо? — Во-первых, насчет вектора. Я постоянно общаюсь с представителями скаутской службы и понял, что они сделали упор именно на южноамериканский рынок. Наверное, в связи с тем, что в Бразилии, Аргентине, Уругвае постоянно появляются хорошие молодые футболисты — там эта работа поставлена на поток. И на данном этапе такие игроки более-менее доступны, в отличие от тех же европейцев, которые все наперечет. В Восточной Европе вообще мало игроков, которые по своим возможностям могут усилить «Днепр». В Западной Европе хороших игроков конечно больше, но они просто сюда не едут. Из Италии или Англии футболиста вообще сюда не заманишь, если он только не какой-нибудь африканец или бразилец. Поэтому наши скауты делают упор на Южную Америку. Что касается конкретных названных вами фамилий, то нашей скаутской службе приглянулись Адемилсон, Ромариньо, но это пока все на уровне того, что по этим игрокам нашими работниками делаются какие-то пометки. Я, как человек, который на финальном этапе должен выступать в роли «переговорщика», еще не услышал, что того или иного футболиста необходимо приобрести.

— Молодежный состав окончательно переезжает из Новомосковска на «Метеор»? — Да это так, причем переезжает, я бы сказал, к сожалению. Там команда пользовалась внушительной поддержкой местной публики, ее любили. В Новомосковске на матчи ходило много людей и думаю, что на «Метеоре» такого не будет. Причина переезда банальна: стадион в Новомосковске не отвечает требованиям, выдвигаемым сооружениям Федерацией футбола Украины. На значительной части стадиона нет пластиковых сидений. Большая часть трибун находится в аварийном состоянии, в неприглядном виде находятся раздевалки. А стадион «Метеор» отвечает требованиям проведения игр, как минимум, молодежных команд. Это вынужденная мера: мы никак не можем уйти от этого, хотя делаем, повторюсь, с сожалением. На игры в Новомосковске ходили три-четыре тысячи людей — маловероятно, что мы такую аудиторию будем собирать на «Метеоре».

— Каковы кадровые изменения в молодежной команде? — Здесь говорить что-то очень сложно. У некоторых футболистов заканчиваются контракты, но мы ищем пути переподписания их. Не все гладко. Думаю, что наши ряды покинут братья Пасичи. Как оказалось, у них уже есть какие-то агенты, которые выдвинули какие-то совершенно непонятные финансовые требования на уровне игроков основного состава, правда, сидящих на скамейке запасных. На такие траты мы идти не будем, и контракты не будут продлены. Это же касается еще нескольких футболистов. Думаю, что больших кадровых изменений не будет, но конкретики пока никакой нет. Есть ряд футболистов, у которых заканчивается контракт. Им сделаны предложения. Если ребят они устроят, то игроки останутся в команде. Нет — значит придется с ними расставаться. Естественно, как обычно, будет большой просмотровый сбор. Много игроков подтянутся как из нашего выпускного класса академии, так и со стороны. В любом случае, решения по возможным новичкам будут приниматься тренерским штабом молодежной команды во главе с Дмитрием Михайленко.

— Основная команда находится сейчас в отпуске. Каковы ее планы на межсезонье? — До 17 числа команда находится в отпуске. Подготовка начнется здесь, на учебно-тренировочной базе в Приднепровске без футболистов, вызванных в свои национальные сборные. Они все приступают к подготовке с 24-го числа, когда команда отправится на двухнедельный сбор в Австрию. 6-го июля — возвращение со сбора, и 14 июля — это базовая дата, первая игра чемпионата против киевского «Арсенала».