«Выучить язык - наименьшее, что я могу сделать для Украины»

01.07.2014, 16:02
| Просмотров: 325
Поделиться
«Выучить язык - наименьшее, что я могу сделать для Украины»

Его жизнь – настоящая драма, своих сыновей он в шутку называет гуцулами, а сам говорит исключительно на украинском. Игорь Йовичевич, недавно назначенный на пост главного тренера «Карпат», в интервью’ю MatchDay рассказал о своем отношении к Львова и Украины, кар’карьеру в мадридском «Реале», идеальный футбол, а также о задачах на новой должности. МЫ С БЕНЬОМ – ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ – «Карпаты» – это моя судьба. Впервые в львовском клубе оказался относительно давно, и уверен, что все произошло не просто так, – говорит наставник «Карпат» и погружается в воспоминания. – В 2003 году «Карпаты» были на сборах в Марбелье, а у меня только закончился контракт с китайским клубом «Шэньян». Вернулся к Марбелье и отдыхал. «Карпаты» тогда тренировал сербский тренер Иван Голац. Я с отцом случайно был в гостях у Радимира Антича, который в то время возглавлял «Барселону». Он сказал, что «Карпаты» сейчас в спортивном центре, а команду тренирует его друг Голац, с которым они когда-то играли в «Партизане». «Давай поедем, поздравим», – предложил Антич. И на следующий день мы отправились на тренировку «Карпат». Голац знал меня, пам’тот о мою кар’карьеру в загребском «Динамо» и молодежной сборной Югославии. Я был талантливым футболистом. При встрече Голац просто спросил: «Где ты сейчас? Что делаешь?» Потом предложил потренироваться со львовской командой. Я же сказал, что хочу поддерживать с «Карпатами» форму, пока не найду другой клуб. На это тренировки приехал и президент «Карпат» Петр Петрович Дыминский. Наверное, моя игра ему понравилась, и мне предложили двухлетний контракт. Уже тогда я понял, что Дыминский – очень сильный человек, а в клубе именно он решает все главные вопросы. – «Карпаты» твоего времени могли рассчитывать на более весомые достижения, чем седьмое место? – Этот период – типичный доказательство, что успех приносят командный дух и единство коллектива. Это самые важные компоненты, которые требуются для достижения общего результата. В тот период в команде были индивидуально сильные футболисты. В первую очередь надо говорить о Сергея Мизина, Юру Беня, Алексея Сучкова, Сергея Ковальчука, Тараса Кабанова, Сергея Даниловского, Самсона Ґодвіна и Мацея Налепу. На мой взгляд, мы могли бы выступать значительно лучше. Мне кажется, одной из причин такого результата стало то, что у нас не было близких отношений за пределами поля. Не могу сказать, что это плохо. Но уже сейчас, с тренерской позиции, понимаю, что это и не очень хорошо. Важно быть единой командой, чтобы ребята общались и виделись за пределами поля. Чтобы тренерский штаб был ближе к игроков, а команда проводила больше времени вместе. Это дает результат. Что касается матчей, то никогда не забуду игру на стадионе «Украина» против киевского «Динамо». Мы на 12–й минуте уже вели 2:0. Потом был очень непредсказуемый удар Белькевича, а еще я запомнить’тот гол Шацких уже в добавленное время второго тайма. В результате мы проиграли – 3:4. Эта рана, наверное, никогда не заживет. После матча не спал всю ночь, у меня был настоящий шок. Очень удивила и работа арбитров. Там было много моментов, которые трудно описать. Ты можешь сам себе прокинуть м’мяч на ход, а арбитр свистнет «вне игры». Но вижу, в Украине с того времени много чего, в том числе и арбитраж, изменилось к лучшему. – Сейчас до своего тренерского штаба ты взял Юрия Беня, с которым играл в свое время в «Карпатах». Нужен был местный помощник, который выступал вместе с тобой в Львове? – Для меня важно доверять человеку, с которым работаешь. Помощник будет с тобой в любой ситуации, несмотря на результат, который получишь на тот момент. Мы единомышленники с Беньом. Помощники, которые знают меня, должны понимать мое поведение, реакцию на определенные вещи. Юрий знает меня как человека, и мы не будем тратить время для того, чтобы объясниться. У нас просто его очень мало. Нужно подготовить молодых футболистов, чтобы они не «потерялись», а играли и, главное, добивались результата на самом высоком уровне.

– Как ты оказался в «Карпатах» уже как менеджер? – Мне поступило предложение 2010 года. Скажу так, когда получил приглашение, вспомнил только лучшие моменты пребывания в «Карпатах», в частности, и во Львове в целом, работу с президентом клуба. В моей семь’ї остались очень положительные воспоминания о львове. Нам хотелось вернуться сюда. Тем более, Петр Петрович предлагал довольно интересную работу – работать с детской академией клуба. Создать программу, наладить систему, выстроить философию. Также я стал и трансфер-директором клуба. К тому же в мои обязанности’обязанности включали и, назовем это так, улучшение международных зв’связям клуба. В частности, общаться с иностранными журналистами, рассказывать о развитии «Карпат». Тогда команда уже сыграла в групповом этапе Лиги Европы и была интересна Старому Свету. В 2010-м даже не скажу, сколько раз о нас писали в европейской прессе. Мне постоянно звонили журналисты из Франции, Испании, Италии с просьбой рассказать о клубе... Кроме того, начали звонить и агенты со всего мира. В свое время я играл в Бразилии, Японии и Испании. Поэтому, как оказалось, у меня очень большой круг хороших знакомых, которые хотели бы сотрудничать с «Карпатами».

– Получается, что ты также занимался селекционной работой? – Не могу сказать, что делал это в одиночку. Важную роль играли руководители клуба и на тот момент главный тренер команды Олег Кононов. Составляли списки и характеристики на футболистов и вместе принимали решение. Тренер выбирал амплуа и модельные показатели игроков, которые были ему нужны, а я уже работал в этом направлении.

КОГДА ИЗУЧАЛ УКРАИНСКИЙ, ВЕЗДЕ ХОДИЛ СО СЛОВАРЕМ – Чем тебя удивил президент «Карпат» Петр Дыминский? – То, что я думаю о нем, могу сказать ему лично. Хочу поблагодарить за доверие. У меня никогда не было претензий к нему, когда я играл за «Карпаты». Он всегда был честным и прямолинейным в отношении меня. Всегда Все говорил в лицо. Так же сегодня я чувствую доверие уже как главный тренер «Карпат». Несмотря на то, что работаю у него и в любой момент могу быть уволенным, мое отношение к Петра Дыминского не изменится до конца жизни. Это я могу гарантировать. А удивил он меня своей влюбленностью в футбол и «Карпаты». Он хочет, чтобы его команда всегда побеждала, но в то же время имеет свои принципы, от которых не отступит ни при каких обстоятельствах.

– Тренеров команд Премьер’ер-лиги, в быту, на тренировках или на официальных мероприятиях говорят на украинском, можно пересчитать на пальцах. Ты один из них, но одновременно ты – иностранец. Для тебя было важно говорить именно на украинском? – Понимаю русский, могу свободно читать, но я живу в Украине и, думаю, самое малое, что могу сделать для этой страны и ее народа, так это выучить украинский язык. Для меня это показатель уважения к украинцам. Я также знаю еще три языка – английский, испанский, португальский. Также в свое время говорил на китайском, сюда добавьте еще и родной хорватский. Украинская – очень интересная, мелодичная речь. Когда изучал ее, постоянно ходил со словарем, слушал, как люди говорят. Мне и сегодня не стыдно переспросить: «Что ты сказал? Что это означает?» Постоянно хочу учиться. Люди, которые меня хорошо знают, говорят, что я упрямый и всегда иду до конца.

– По твоему мнению, утверждение, что украинский язык трудна в изучении, верно? – Не могу сказать, что досконально знаю украинский. Да, общаюсь, даже между строками понимаю. Знаю, что ты хочешь сказать, даже если не сказал. (Смеется.) С языковым вопросом у меня не будет проблем. – Украинский было легче учить в сравнение с китайской через совместное с черногорским слов’янское корни. А как насчет той же китайской? – Я был одним из легионеров, которые, выступая в 2002 году в китайском чемпионате, с местными журналистами общались без переводчика. Также со всеми работниками клуба говорил исключительно по-китайски. За полгода удалось выйти на определенный уровень. Украинский изучаю до сих пор. На мой взгляд, каждый день должен быть прогресс. В этом мое жизненное кредо: учиться, пока живешь, постоянно совершенствуясь. Если считаешь, что все знаешь, это первый шаг к провалу. – кстати, как тебя в Китай занесло? – Китайский период кар’карьере – следствие того, что произошло в моей жизни. Лучший этап моей игровой кар’еры начался в 1991 году, когда я подписал контракт с мадридским «Реалом». На тот момент я был признан лучшим игроком Европы в возрасте до 18 лет. Мой 5–летний контракт с «Королевским клубом» был подписан с подачи Висенте Дель Боске (на тот момент руководителя академии клуба. – Авт.). Но всю мою судьбу перевернул один матч. 1995 года в составе молодежной сборной Хорватии я играл в Киеве против «молодежки» Украины. Тогда ваша команда была очень сильная. Могу вспомнить Шовковского, Шевченко, Реброва, Парфенова. В дебюте той игры я разорвал хрестовидні зв’обязанности. Была операция, потом осложнения с реабилитацией, впоследствии – повторная операция. Для меня и клуба это стало настоящим шоком. На тот момент я сыграл лишь восемь товарищеских матчей в составе первой команды «Реала». А после киевской встречи два с половиной года вообще не играл в футбол. Когда вернулся на поле, то чувствовал: я уже не тот Йовичевич, которого пригласил к себе «Реал». Видел, как на какие-то доли секунды не успевал, не был таким пластичным, потерял в дриблинге и завершении атаки. Представляете, спустя годы я вернулся к стране, в которой у меня сломалось спортивная жизнь. Видимо, у меня должны быть негативные воспоминания об Украине. Много об этом думал, когда впервые оказался в «Карпатах». Рассуждал, возможно, не нужно было бы возвращаться сюда. У меня было много негативных эмоций. Но принял другое решение. Теперь для меня Украина – это родная страна.

БОЛЬШИЕ КЛУБЫ СТРОЯТСЯ НА ОТНОШЕНИИ ФУТБОЛИСТОВ – Это правда , что в контракте с «Реалом» было условие, если ты дебютуєш за первую команду в официальном матче, то клуб должен выплатить миллион долларов? – Когда я играл в «Реале», это мне не было известно. Если бы узнал о такой «условие» до подписания контакта, то переговорил бы с агентами, и все могло быть по-другому. Уверен, у меня было бы гораздо больше шансов. В том числе играть в «основе» «Королевского клуба» не только в товарищеских матчах. Эта сумма – миллион 800 тысяч долларов – с’явилась ниоткуда. О эти условия узнал позже. С людьми, которые сделали этот контакт, больше близко не общался.

– В чем главные особенности «Королевского клуба»? – Все великие клубы строятся на отношении к своих футболистов и работников. Большой клуб – это не только постоянные победы и трофеи. Результат – это образ и лицо клуба. Но на самом деле результат – следствие отношения к людям. Именно в мадридском клубе я осознал много вещей. Человеческий фактор в моей философии играет основную роль. Знаю, что могу требовать выполнения своих требований и получать положительные эмоции от работы человека только тогда, когда она довольна. У футболиста не бывает таких проблемных вопросов, которые «Реал» не закроет. В первый период моего пребывания в Мадриде два человека полностью занимались моей семь’цией. Ища квартиру, пересмотрел, наверное, 10 или 12 вариантов. Потом мы искали авто. Кстати, клуб предоставлял мне машину в течение всего контакта. Также мне помогли с трудоустройством отца. Он тренер, и его устроили в клубной академии. Моему брату помогли найти школу, которой мы были довольны. Клуб помогал даже с бытом. Если надо заказать какой-то коврик или бытовую технику, на помощь приходили люди из клуба. Я думал только о футболе. Таких незаметных деталей для человека, который не понимает футбол, было очень много. Но я уверен, что это и есть футбол. То, что не происходит на футбольном поле, также футбол. Игрок тренируется 24 часа в день. Так, активно лишь полтора часа. Но все остальное – питание, быт, отдых – важнее тренировки. Такое мое видение футбола. Какой образ жизни ты ведешь, таким и будет результат на поле. – матч за «Реал» запомнить’запомнился больше всего? – Никогда не забуду игру против «Ов’єдо». Тогда как раз хорват Роберт Просінечки дебютировал в составе нашего соперника. Роберту не везло, он часто травмировался и не играл за «Королевский клуб», поэтому перешел в «Ов’єдо». Этот матч был его презентацией на легендарном стадионе «Карлос Тартьєрі», было много прессы, телевидение. Микаэль Лаудруп поехал к сборной Дании, и я имел шанс сыграть. Это был мой третий или четвертый матч в составе первой команды клуба. Очень переживал, поскольку пришел новый тренер – аргентинец Хорхе Вальдано, и мне нужно было себя показать. Вальдано видел, как я переживаю, и перед игрой, чтобы успокоить, подошел и сказал: «Игорь, ты имеешь два раза кому-то «кинуть» м’мяча между ног!» этой шуткой он снял мой стресс, и я провел очень хороший матч. Не просто так на следующий день в Marca или AS написали: «Люди приехали посмотреть Просінечки, а увидели Йовічевіча».

– Чему тебя научил Висенте Дель Боске? – Я и до сих пор время от времени общаюсь с ним. Уважаю и люблю его. Это человек, который имеет духовный покой и мастерство убедить в своей позиции. В том, что его решение – правильное и лучшее. У него не автократический и не диктаторский стиль работы, но он умеет убеждать людей. Он тренер-демократ, но когда надо, покажет силу и характер. Дель Боске умеет быть твердым и жестким, впрочем, как говорят в Испании, «умеет показать левую и правую руку». Левая означает похвалить, а правая – наказать. Футболист никогда не думает, что Дель Боске неоправданно наказывает его. Когда это произошло, каждый понимает: все залужено. Тренер дает полную свободу креатива, также в команде полностью отсутствуют психологические нагрузки. Еще в Дель Боске отметил бы глубокое понимание футбола. Когда ты на поле, то видишь, какие правильные вещи он говорит, а выполнять его приказы ты готов, как солдат. Почувствовал это очень быстро. У Дель Боске играли великие люди, которые это тоже чувствовали и рассказывали об этом. Те же Фернандо Йерро, Гути, Рауль. Они открыто говорили, что он не боится советоваться с футболистами. Мы не можем представить тренера, который советуется с игроками. А Дель Боске всегда спрашивает у футболистов: «Что об этом думаете?» В команде не монолог, а диалог. Обратите внимание, сколько лет он работает на самом высоком уровне. К тому же, работает успешно. В прошлом году виделись с ним в Марбелье. Дель Боске там часто бывает. Он всегда приветливый, радостный и улыбающийся. Он добрый человек, в Испании у него отличная репутация. – Кто в твое время тренировал вторую команду «Реала»? – Первые три года больше всего времени я провел в дублирующем составе мадридского клуба – «Реале–Б». Первый год тренером был Гарсия Рамон, который после этого недолго возглавлял главную команду «Королевского клуба». И еще три сезона со второй командой работал Рафаэль Бенитес, который сейчас возглавляет «Наполи». Наши отношения с испанским специалистом очень хорошие и дружные. После четвертого года моего контракта с «Реалом» Бенитес ушел в «Вальядолида» и забрал моего отца ассистентом. До этого отец работал его помощником в «Реале–Б». Папа имеет хороший опыт и чувствует футболистов. Бенитес взял его к «Вальядолида», но тот год оказался не очень успешным, и Рафа ушел. Руководство клуба попросило отца остаться, и папа согласился на это предложение. Был ассистентом, доверенным лицом тренера. Работал с чилийцем Висенте Кантаторе, Григорио Манзано, который потом тренировал мадридский «Атлетико», хорватом Серхио Крешичем.

– Какой была вторая команда мадридского «Реала» в твое время? – 1991–го мне было 17 с половиной лет. В то время за эту команду играли футболисты, возраст которых достиг 20 лет. Как иностранец я не мог играть в третьей команде, поэтому сразу оказался во второй. Там было несколько футболистов, которые проходили в основной состав, а позже стали известными – аргентинец Хуан Эдуардо Еснайдер, Исмаэль Урсаїс (потом играл в «Атлетика» из Бильбао и сборной Испании), Мутьо Адепою (капитан сборной Нигерии на чемпионате мира 1994 г.), Луис Мигель Рамис (нынешний тренер «Реала» U–19). В клубе до сих пор работают хорошо знакомые мне люди. Например, директор детской академии Эмилио Бутрагеньо. В то время он был генеральным директором. Рамон Мартинес – посол «Реала» в мире. Также я знаю директора стадиона «Сантьяго Бернабеу» – у нас, во второй команде, он был администратором. Это легендарная особистісь. Он уже десятилетиями выводит команды на поле. Вы можете видеть его в трансляциях. Когда бываю в Мадриде, имею возможность показать моим друзьям закулисье стадиона – трофейную комнату, раздевалку.

ВАЖНО, ЧТОБЫ ОПЫТНЫЕ ФУТБОЛИСТЫ ЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ ЛИДЕРАМИ В РАЗДЕВАЛКЕ – Слышал, ты хорошо знаком с Фернандо Йерро... – Он живет в Вальядолиде. А я там женился, поскольку мой отец работал тренером в одноименном клубе. Познакомились с Йерро через одного сербского агента, который с ним сотрудничал. Плюс, мы знали друг друга с того времени, когда я тренировался с первой командой. Для меня это особые воспоминания. Тренироваться вместе с такими мастерами, как Уго Санчес, Иван Саморано, Эмилио Бутрагеньо, Мартин Васкес, Редондо, Георге Хаджи, Микаэль Лаудруп, Мичел... Этот список можно продолжать... В «Реале» была привычка во время товарищеских турне селить старших, опытных игроков с молодыми. Я несколько раз был в одной комнате с Мичелом и Эмилио Бутрагеньо. Клуб хочет, чтобы в команде происходила так называемая інтерперсональна коммуникация. Делается это для того, чтобы молодежь больше общалась со старшими, а опытные футболисты помогали молодым. Что касается меня, то до тех же Мичела и Бутрагеньо чувствовал огромное уважение. Можно сказать, мне как-то даже неудобно было. Но это был клубный регламент, никто не мог его нарушать. Молодежь должна чувствовать, что она важна для клуба, а так идет процесс общения. Молодежь быстрее адаптируется в первой команде. Молодой футболист, если ему помогут старшие, может гораздо быстрее выйти на свой уровень. А если у молодого игрока нет определенного уровня наглости, самоуверенности, он может просто «потеряться» в первой команде. Особенно тогда, когда увидит и поймет, с кем играет рядом. В «Реале» одна история стала анекдотом. Это тогда, когда Рауль сказал Эмилио Бутрагеньо: «Я здесь!» На тренировке играли в «квадрат», и Бутрагеньо тронул м’мяч, но отправил в «квадрат» Рауля. Но последний ответил: «В "квадрат» заходишь ты!" На минуточку, Раулю тогда было 17 лет. Вальдано пригласил его с третьей команды сразу к «основы». Мы с Раулем во второй команде сыграли только один матч. Я пам’помню его каждую тренировку. Смотришь на него, и, кажется, ничего особенного нет. А когда начинается матч, то понимаешь, насколько он сильный футболист. Футбольный интеллект позволял ему быть игроком высокого уровня. Перед ним надо снять фуражку за ту кар’карьеру, которую он сделал. Необычайный интеллект, желание и характер. I невероятное чувство гола. Он 80% м’мячей забил первым касанием. Это невероятный показатель. Так же Уго Санчес 300 по 330 голов провел первым касанием. Нет обіграшу, но есть безумный интеллект.

– Говорят, Гути тренировался с командой несмотря на то, что был на три года моложе... – В Испании таким образом воспитывают молодое поколение. Когда видят, что ты заслуживаешь и имеешь потенциал, тебя сразу отправляют в старших. Я в 17 лет играл с 20-летними. Не боятся дать шанс. Так же было и с Гути. – В «Карпатах» будет такая же схема? Возможны переходы из команды 19-летних сразу в первую команду? – Увидим! В команде сейчас лишь шесть футболистов старше 24 лет. Очень важно, чтобы они чувствовали себя лидерами в раздевалке. Они должны показать молодым игрокам, как нужно вести себя на поле и за его пределами. А я должен быть лидером среди них. Мое желание – быть об’вен, справедливым и честным тренером в отношении футболистов. Искусственно никого ставить к «основы» не собираюсь. Если кто-то не заслуживает, то в основном составе этого человека не будет. Тренировочный процесс можно сравнить с обучением, а матч – с экзаменом. Как тренируешься, так и играешь. Так и буду вести себя на протяжении сезона. – О чем ты подумал, когда получил предложение возглавить «Карпаты»? – Чувствую гордость, что руководство клуба подумало обо мне, как о главного тренера первой команды. Меня уже переполняют эмоции от этой мысли. Это доверие нужно вернуть трудом. Это мечта, которая осуществилась. Скажу откровенно, у меня была мечта однажды возглавить «Карпаты». И именно она оказывала большую энергию, что каждый день вела меня на тренировку молодежной команды, футболистов до 19 лет или «дубля». Но, не стоит думать, что я тренировал молодежные команды и ждал. Старался прогрессировать и стремился, чтобы моя команда прогрессировала с каждым днем. Этот процесс проходил через обучение, самосовершенствование... Много работаю над собой, читаю, получаю множество информации. Посещаю международные футбольные семинары. Футбол ушел настолько далеко вперед и настолько быстро развивается, что нельзя стоять на месте. – Что для тебя означает кар’премьера тренера? Ведь твой отец тоже тренер... – Футбол – это моя жизнь. И это не только тренерская работа. Футбол дал мне все важные факторы для совершенствования и, пусть это прозвучит нескромно, для обучения других. Надеюсь, что и философия, которой я руководствуюсь, поможет. Имею в виду уважение партнеров, сотрудников, подопечных, скромность. Говорят, я слишком скромный. Всегда готов учиться у коллег. Даже у тренера, который работает с 12-летними. Всегда интересно его мнение. Возьму ручку и занотую. Из этого и состоит моя жизненная философия. Хочу постоянно учиться. Возможно, это какая-то болезнь. Постоянно хочу, чтобы было лучше. Этим порой пугаю не только самого себя, но и жену. Впрочем, она считает, что это положительное качество. Говорит, что могу сделать все, что задумаю. Я не раз ставил себе цели, которых добивался. Возможно, это несколько самонадеянно, но я привык ставить максимальные задачи.

– Всех интересует, в какой футбол будут играть «Карпаты». Предыдущим наставникам упрекали, что они пытались «играть» в «Барселону», а во Львове и Украине нужно больше характера... – Не знаю, как охарактеризуют люди футбол «Карпат». Но я стремлюсь к самому современному. Это тотальный футбол, где команда, как я всегда говорю, «защищается, имея м’мяч в ногах». Такая моя философия. Когда команда имеет м’мяч, то соперник должен корректировать собственную позицию. Это гораздо труднее, чем когда ты контролируешь м’мяч и игру. Когда ты без м’яча, очень важный психологический момент. А это может привести к нехватке концентрации. С’появятся «дыры» в защите, которыми хорошие футболисты должны пользоваться. Важно и то, что команда делает после потери м’яча. Это нарабатывается не на словах, а в тренировочном процессе. И футболистам будет понятно, как вести себя в конкретной ситуации. – Игровая манера какой команды тебе нравятся? – Импонирует «Вильярреал» в фазе атаки. Команда, где работает тренером Марселино Гарсия, демонстрирует комбинационный футбол. «Вильярреал» делает в центре поля не только треугольник, но и ромб. Часто переводит м’мяч с фланга на фланг. Но, повторюсь, главное, чтобы владение м’мячом имело цель. «Контроль, контроль, контроль – недостаток концентрации у соперника, и ты вриваєшся через линию, делаешь численное превосходство!» – у меня в голове много мыслей. Без м’яча хотелось бы играть, как мадридский «Атлетико». На протяжении целого сезона мы отрабатывали много моментов с командой U-19. Первый – как организовано играть без м’яча, как страховать партнера по диагонали. Очень важно работать над переходом от одной фазы к другой. Тренер должен знать, как реагирует команда на потерю м’яча. Многое зависит и от футболистов. Когда мы начнем работать с ними на поле, могу сказать, в какой футбол будем играть. От футболистов зависит то, какие концепции ты можешь использовать. – Не боишься, что летних сборов мало, чтобы построить игру команды? – Нет. Хочу думать позитивно. Буду рассчитывать на амбициозность игроков. Уверен, что буду иметь помощь от них, а у ребят будет желание побеждать. Старшие должны быть лидерами команды, а молодежи – за ними тянуться. Мы команда, это футбол, а не теннис.

– Какие задачи на сезон поставлены перед тобой? – В первую очередь – воспитывать футболистов и приблизить их к тому психологического уровня, который требует элитный дивизион. Знаю, что это выражение уже набил оскомину, но это Прем’єр-ліга, и времени на раздумья и раскачку здесь нет. Я это осознаю. Если бы этого не понимал, то сказал бы, что не готов к этой делать. – Была мысль, может не стоит браться? Ведь риск большой... – Нет! Никогда не боялся жить. Осознаю, что могу сделать, а время только играет против меня и тренерского штаба. Нам нужно время, чтобы адаптировать и построить игру. Возможно, пока мы не можем гарантировать определенный результат или место в турнирной таблице. Но главная моя задача – построить игру, которая будет удовлетворять не только болельщиков, но и меня лично. Чтобы футболисты получали удовольствие на поле. На сезон это главная задача. Мы играем для болельщиков.

Автор: Роман Бебех, www.matchday.ua Фото: © ФК «Карпаты» .