Нгаха Колинс: «Знакомство с Волобуевым предрешило мою карьеру в Украине!»

Вчера, 12:02
| Просмотров: 431
Поделиться
Нгаха Колинс: «Знакомство с Волобуевым предрешило мою карьеру в Украине!»

Капитан алчевской «Стали» в интервью журналисту MatchDay рассказал о своей жизни в Камеруне, знакомстве с Виталием Кварцяным, своем крестном отце в украинском футболе, об украинском гражданстве, традиционном месте знакомства футболистов с девушками и изучении творчества «Рамштайн». «Я без футбола - никто» - Ты помнишь тот день, когда впервые узнал о существовании Украины? - (серьезно задумывается) Точно не помню. Но когда мы в школе на уроке истории проходили тему о Второй мировой войне, нам много рассказывали о Советском Союзе. И с того момента я знал, что в составе СССР есть такая страна как Украина. Так что, изначально знакомство с Украиной было таким. А уже позже, за пару лет до приезда сюда, я начал все внимательно изучать. Но это уже больше благодаря футболу. - Хорошо, тогда вернемся к самому началу, как ты начал заниматься футболом? - Ну, сколько себя помню - все время в футбол играю. Сначала занимался, как все дети у нас в Камеруне - во дворе бегал. А потом в моем городе (Бафанге - небольшой городок на западе страны. - Прим. авт.) появилась какая-то академия или футбольная школа. Мне тогда было уже 13 лет. Там я начала заниматься уже более профессионально. В смысле, постигать азы футбола и тому подобное. Некоторые считают, что это уже поздно, но тогда были такие возможности. - А до 13 лет чем-то интересовался, кроме футбола? - Мне ничего, кроме футбола не нравилось. Хотя в школе я хорошо учился! Но в голове у меня всегда был футбол. - И мечта заниматься этим?.. - Нет, мечты как таковой тогда не было... Потому что в то время у нас футбол был плохо развит... Была местная команда, которая неплохо выступала в чемпионате страны, но мы особо не следили ни за европейским чемпионатами, ни за другими командами серьезного уровня. Если честно, не могу сказать, что на то время у меня была осмысленная мечта стать футболистом - не задумывался над этим. Мы просто играли в футбол, все время и везде. - Твои родители это одобряли? - Моя мама - да, она одобряла и помогала мне в этом. А так как мой папа преподаватель, он не особо одобрял то, что я играю в футбол. Он хотел, чтобы я пошел в науку. То есть, если здесь мечтали, чтобы сын стал космонавтом, то он мечтал, что я стану врачом или инженером. Но только не футболистом. - После того, как ты начал играть профессионально, он изменил свое мнение? - Со временем он понял, что не изменит меня. Я без футбола - никто... Он понял, что другого пути у меня нет. - В каком возрасте ты подписал первый профессиональный контракт? - В 16 лет... (Задумывается.) Ну, как профессиональный... Профессиональный у нас - это громко сказано. Потому что у нас профессиональный футбол появился только два года назад, наверное. А тогда, это было что-то на профессиональный футбол похожее… Я играл за местную команду второй лиги. Мне было 16 лет. Совсем маленький. «Украинский вариант продолжения карьеры, можно сказать, сам случайно нашел» - Сейчас тебя используют на позиции «опорника», начинал в Украине ты на острие атаки, а тогда? - Я был правым хавом. Играл на фланге. Ближе к нападению.

- У тебя были кумиры, которые играли в этом же амплуа? - Ну да, но это были футболисты местной команды. Я ходил на стадион, на них смотрел - мне нравилось. Я хотел быть похожим на них. - В каком возрасте появилась первая возможность играть в Европе? Какие-то разговоры, предложения? - Я в 18 лет уехал в другой город и уже играл за другую команду. Через некоторое время переехал в столицу. Наверное, у меня неплохо получалось, если начал вызываться в молодежную сборную. Попадал в так называемый расширенный список. Ничего серьезного. Когда я играл там, президент клуба находил какие-то варианты продолжения карьеры, общался с разными агентами, правда, их не так много на то время было. Потом появился вариант с Украиной. Но, будем так говорить, я сам случайно его нашел. На тот момент я закончил колледж и должен был поступать в университет… Тогда я подумал, что нужно воспользоваться возможностью параллельно получать образование и заниматься футболом. - То есть ты сам осознавал важность продолжения обучения? - Да, не собирался бросать учебу. Было желание учиться и в то же время заниматься футболом. Просто многого не понимал на то время. Не понимал, что профессиональный футбол требует полной отдачи. Порой не хватает времени ни на учебу, ни на что.

- В то время ты какую-то зарплату получал? Помнишь первую свою зарплату футбольную? - (Вздыхает, задумывается.) Какие-то деньги получал, какие-то премии...

- Это открывало перед тобой какие-то возможности? Себя обеспечивать? Семью? - Ну, себя - да, семью - нет. Но с того момента, когда я начал заниматься в клубе - я стал самостоятельным. Ну, как самостоятельным?! Например, когда я был в родном городе, я жил с родителями. Поэтому не было необходимости снимать свое жилье. А потом, когда уехал в другой город, возникла такая необходимость. Но я, в принципе, не нуждался, как другие молодые футболисты.

«Снег меня не удивил и не испугал» - Существует стереотип, что в Африке у всех поголовно проблемы с деньгами - большие семьи, большая нужда… - Мне немножко повезло. Мы не жили «в шоколаде», но у меня все было, что у молодого парня может быть. Когда начал заниматься футболом, мне всегда покупали бутсы, меня всегда одевали, я был всегда сытым... Слава богу, я не нуждался. Хоть нас и много было, но у моих родителей были нормальные работы. Мы - среднестатистическая африканская семья, нельзя сказать, что я совсем из бедной семьи. - Первая страна Европы, в которой ты оказался? - Украина! - И какой это был город? - Винница. - Чем здесь сначала занимался? - Поступил в Винницкий политехнический университет. - На какую специальность? - (Улыбается, говорит с украинским акцентом.) «Инстытут мэнэджмэнту». - Ты сам выбрал такую специальность? - Я советовался с разными людьми. Но думал о том, что после завершения карьеры, эта специальность могла бы пригодиться. Управлять каким-то клубом, спортивными делами. - Получается, ты уже тогда думал о будущем? - Да, безусловно! И к тому же, я не выбрал профессию врача, потому что в принципе, я понимал, что это не даст мне возможности заниматься футболом. Другими словами, на менеджера было немного легче учиться, совмещая занятия с футболом. - В Украину ты попал, сделав свой осознанный выбор? Ты искал чего-то конкретного? - Я узнавал, интересовался, у меня тут уже земляки были, которые жили в Виннице. Они дали мне много информации. Поэтому я целенаправленно ехал именно сюда. - Какие у тебя чувства были при этом? Страх? Опасение? Или желание авантюры? Не боялся сам ехать в далекую страну, еще и в провинциальный город? - Мне был 21 год! Да, это был серьезный вызов для меня, но я сильно не переживал. Был слишком молод, чтобы переживать. Особо ни о чем не думал. Многие говорили: не надо, это бывший Советский Союз, там совсем другие люди... У нас все же больше западноевропейское воспитание и западноевропейские взгляды, ведь Камерун - бывшая французская колония. - Ты помнишь матч ЧМ-1994 Камерун-Россия, видел его? - (Улыбается, перебивает.) Саленко? Конечно, смотрел его! Это кошмар был для камерунцев, просто кошмар. Тот Чемпионат мира мы полностью провалили! За четыре года до этого мы хорошо выступили. А потом приехали и провалились, нас ждали, но мы не оправдали ожиданий и надежд.

- Ты приехал в Винницу, какими были твои первые впечатления? - Как раз пошел первый снег... Я спокойно себя вел. Ни страха, ничего такого не было. - Сразу понял: попал в свою страну? - Да! (Смеется) Можно и так сказать. Даже снег меня не удивил и не испугал! Хотя для меня это зрелище было странноватым - до этого снег я видел только по телевизору, а тут… «Тренер «Нивы» не захотел прийти посмотреть на мою игру» - У тебя на тот момент не было мыслей насчет Франции или какой-то западноевропейской страны? - У меня была первоначальная задача учиться, попасть в нормальный ВУЗ, потому что на то время у нас в Камеруне их было всего два: политехнический и медицинский. И на обучение в этих ВУЗах претендовала вся камерунская молодежь. Представляешь, какая там конкуренция, и какие методы туда попасть? (Смеется) Поэтому я посмотрел - по условиям было проще приехать в Украину: нормальные отзывы о ВУЗах, хороший уровень жизни. Финансово мои родители могли обеспечивать мое пребывание здесь, хотя бы первое время. А во Франции все намного дороже. Сложнее было бы туда попасть. Хотя, конечно, можно сказать, Франция - ближе. В частности, потому что французский - мой родной язык. Земляков там тоже хватает… - Русский, украинский языки тебя не смутили? Как тебе давалось обучение? - Я дружу с языками. Когда еще учился в колледже, хорошо знал немецкий. С языками у меня проблем нет. Правда, русский - специфический. Потому что латиница - английский, французский, а тут - совсем другое. - Твои первые шаги именно по футбольной Украине? Хотел пробиться в винницкую «Ниву»? - «Нива» на то время выступала во второй лиге. А я играл на первенство города и области за университетскую команду. Мой тренер Анатолий Николаевич Голубович, я его называю «мой первый тренер», пошел, поговорил с тренером «Нивы» Ревой. Но тот не захотел прийти посмотреть на мою игру.

- То есть, в Украине на первых порах ты не играл на профессиональном уровне? - Да, из Африки я не ехал конкретно в какую-то команду. Я ехал сюда учиться, но стремился найти и пробиться в профессиональный клуб. - Какая команда, все же, стала твоей первой в Европе? - Я пытался трудоустроиться в Украине. Ездил на просмотр в «Волынь». К легендарному Кварцяному. - И какими были первые впечатления? - Честно говоря, я там хорошо себя чувствовал. Виталий Владимирович меня нормально воспринял и был готов подписать со мной контракт. Но у меня был действующий контракт в Камеруне. И клуб запросил за мой трансфер очень большую сумму. - То есть, несмотря на то, что ты уже жил в Украине, не играл там, у тебя действовал контракт? - Да, у меня был действующий контракт. Они были рады меня отпустить, но потребовали большую сумму. На то время для «Волыни» это были очень большие деньги. Тем более, за футболиста, который нигде никогда на высоком уровне не играл, не был на виду... Это был очень большой удар в моей карьере! - И что дальше? - Вообще, Кварцяный меня принял как родного сына. Общался со мной после каждой тренировки, каждый день. Потом, через какое-то время он мне звонил, спрашивал: «Как ты? Где ты? Чего ты не приезжаешь? Давай, дорогой, приезжай!». Ты представляешь? Я сейчас вспоминаю - даже не верится (Улыбается.) Но когда я там был на сборах - много забивал, тренеру нравилась моя игра. Да и я трудолюбивый, не ленился никогда… Уже позже Кварцяный снова мне позвонил, говорит: «приезжай». Я приехал в Киев, в аэропорт, а «Волынь» летела на сборы в Турцию, но появились проблемы с документами. - Но духом ты не упал и продолжил пробиваться в украинский футбол… - Да, у меня была цель! Я поехал в Красилов. Там была команда «Красилов-Оболонь». Немного там побыл, но это был не тот уровень... Еще был в Сумах... «Спартак-Горобина» была такая команда. И все было нормально. Но у них тоже имелись финансовые трудности. В то время команду тренировал Калита Михаил Григорьевич. Он ко мне хорошо относился, я даже подписал контракт. Но через несколько дней было принято решение, что за игрока-легионера надо платить 5 тысяч долларов. Не везло на первых порах! - Ты сам себе все искал? - Мне помогали люди. Но здесь ничего хорошего сказать не могу. «В Молдове ни о чем не задумывался» - Как возник вариант с Молдовой? - Я после «Спартака» вернулся в Винницу и снова играл на первенство области. А у меня был товарищ, который как-то сказал: «в Молдавии ищут футболиста-нападающего, не хочешь поехать - попробовать?». Я был не против. Он рассказал обо мне президенту клуба. Президент приехал, посмотрел одну игру на область, сказал - пусть приезжает, потренируется, посмотрим. Я приехал, потренировался, ему понравилось, заключили контракт. Но, честно, на то время мне было все равно - лишь бы играть. Потому что Атаки (молдавский город, в который приехал. - Прим.авт.) - город совсем маленький, неразвитый. - Играя там, у тебя все равно была цель вернуться в Украину? - Да, но, поначалу там я ни о чем не задумывался. Условия у нас были не самые лучшие. Не хочу говорить плохие слова о команде, в которой я, по сути, начал строить свою карьеру, но условия были сложные. Хотя поле тренировочное было замечательное. Но, повторюсь, ни о чем не задумывался - просто тренировался. Коллектив был хороший, ребята хорошие, интересные.

- Когда возник вариант с «Зарей»? - Через два года. В первый год я выступил нормально, на следующий - стал уже лидером нападения, много голов забил, даже по опросу футболистов в том году стал лучшим игроком чемпионата. Потом возник вариант с «Зарей». У меня была возможность уехать в Румынию... Конкретный вариант, президент того клуба приезжал, смотрел финал Кубка Молдовы, в котором мы играли. Приехал, посмотрел, а я должен был с ним потом встретиться. Но я приехал в Винницу, пока ждал встречи с ним, мне позвонили и сказали, что есть вариант с «Зарей». Я поехал в Луганск, и остался в «Заре».

«Мои карьера и жизнь делится на две части - до травмы и после» - Не знаю, насколько болезненным будет для тебя этот вопрос или воспоминания (Колинс улыбается, мгновенно догадавшись, о чем пойдет речь). Ты помнишь тот день, дебют...

- (Перебивает, с улыбкой.) Дебют и конец! Триумф и трагедия... Это был первый тур чемпионата Украины, я забил в ворота «Металлиста»... И где-то через три минуты меня сломали... (Пауза. В его глазах можно прочитать всю ту боль и последующую тоску.) Так получилось... Не знаю, наверное, такая судьба. Это очень серьезный удар в моей карьере. Моя карьера делится на две части - до травмы и после. После я стал совсем другим человеком. Все изменилось. Не только футбол, но и вся жизнь моя изменилась! Тогда я только и делал, что ходил по больницам. Рентгены, МРТ, у меня был только такой разговор: костыли, гипсы... У меня сын родился и вырос в этой атмосфере... Он уже знал (следующая фраза дается ему с трудом), что если я пытаюсь встать, то надо мне принести костыли. Он только начал ходить, но уже понимал, что надо мне принести костыли, без которых я не мог даже встать. У меня пачка рентгенов была гигантская. Каждый день - там рентген, там, там...

- Как считаешь, в чем причина случившегося? - Так получилось, что изначально попал к неграмотному доктору. Травма, сама по себе не сказать, что была серьезная. На то время у нас Антонов был в команде. Ему сделали операцию на крестообразных связках. Вот это серьезнейшая травма, но он восстановился и все пошло хорошо... Может, надо было сразу за границу поехать. Или просто попасть в руки хорошего доктора, грамотного. А я попал в руки обычного травматолога, который особо в футбольных травмах ничего не понимает.

- У тебя осталась какая-то обида, какие-то негативные чувства к Валентину Слюсару? (Который нанес травму. - Прим. авт.) - Это уже было давно. Он ведь только половину этой трагедии сделал. А потом уже врачи «помогли», усугубили. Это футбольная жизнь, всякое бывает. И такие травмы тоже. Я пытаюсь, вернее, я почти забыл уже. Это часть моей жизни, и понимаю, что, значит, так надо было. Конечно, очень жаль, потому что на то время я был относительно молодой - 26 лет, подавал надежды, попал в нормальную команду, были перспективы построить более-менее полноценную футбольную карьеру. Так получилось, ничего, я все равно нашел силы в себе стать на ноги и пойти дальше. Не такая уж блестящая карьера получилась, но я не жалею сейчас ни о чем. Я все равно занимаюсь любимым делом, там, где я играю - я востребован и я этому рад. - Ты много хорошего сказал о Кварцяном, но, насколько я понимаю, твой крестный отец в украинском футболе другой человек? - (Уверенно) Да! Знакомство с Волобуевым предрешило мою карьеру в Украине! Если бы он был просто хорошим тренером и - нехорошим человеком, может, я быстро бы и завершил карьеру. Потому что после такой травмы, не уверен, что кто-то мог еще помочь восстановиться. Он, несмотря ни что, все время, пока я лечился, поддерживал меня всякими способами. И бывало даже деньгами помогал. Он очень поддерживал меня. И когда я встал на ноги, начал восстанавливаться, предложил приехать, довосстановиться и играть за его команду. Я ему всегда буду благодарен - всю жизнь! Потому что он мне после травмы дал возможность поверить в себя. Поверить, что еще могу играть в футбол. Как-никак после травмы уже не те кондиции, повреждение сказалось. Но ничего - все не так уж плохо.

Коллинс Нгаха: Украина – моя вторая родина! - Случались ли моменты, когда ты узнавал об интересе клубов более высокого уровня, нежели команд, в которых играл на тот момент? - Да, в последний год перед отъездом из Камеруна. Мы хорошо выступали, возник интерес со стороны команд высшей лиги страны. Клубов, которые более финансово обеспечены. Но у меня было другое видение всего этого. - А здесь, в Украине, во время выступления за «Сталь»? - Были предложения от других команд первой лиги. Но «Сталь» в первой лиге, считаю - серьезный уровень. Поэтому перейти из «Стали» в другую команду этого же дивизиона - авантюра. «Сталь» - стабильная, добротная команда. Тем более, там я свой. Я быстро освоился. Не было такого смысла...

- А со стороны команд Премьер-лиги? - Не буду говорить то, чего не было: таких предложений не поступало. С разными агентами какое-то время я общался, они говорили: «Мы можем предложить тебе то-то и то-то», но я понимал, что, во-первых, возраст, во-вторых - легионер… Так что все не так-то просто. Поэтому я себе голову не забиваю. Смотрю, даже у нас в команде много молодых, которые еще не могут толком заиграть, но ведут разговоры о серьезных командах высшей лиги. Но надо реально оценивать свои возможности! - Какой-то матч можешь назвать самым памятным в карьере? - Ну, «Металлист» – безусловно (грустно улыбается). Этот на всю жизнь запомню. Да, еще когда я был в Молдове (играл за «Нистру» Атаки - прим. авт.), мы встречались в полуфинале Кубка с «Зимбру» (Кишинев), тогда эту команду, кстати, тренировал Александр Владимирович Севидов. Наша команда провинциальная, маленькая, бедная, а «Зимбру» - столичная, богатая... Ответный матч. Мы дома у них выиграли 1:0. И в Кишиневе, по-моему, 3:2, выиграли. Было очень много эмоций! Есть, наверное, и другие поединки. Как-никак больше 100 матчей в первой лиге уже сыграл. Запоминаются все игры с соперником выше рангом. Мы играли на Кубок с «Волынью», «Арсеналом», «Динамо» - и я бы не сказал, что терялся на фоне футболистов этих клубов. Нормально себя чувствовал. Но одно дело настраиваться на одну игру, а другое - когда нужно весь сезон провести на таком стабильно высоком уровне… Но «Металлист» - пик и… Ну это такое, ничего страшного. «Уже даже думаю на украинском» - Кто-то из твоих старых знакомых, партнеров по Камеруну, добился какого-то успеха в футболе? Может, кто-то играет где-то профессионально в Европе? - Дорж Куэмаха. Он много в Бельгии играл за «Брюгге», за «Кайзерслаутерн» в Германии, выступал за сборную. Он из моего города. А так, никто из близких знакомых в футболе больших высот не достиг.

- Не сталкивался с информацией, что за тобой следят из Камеруна: федерация, тренеры? - Да, конечно, ходили такие разговоры. Когда я попал в Премьер-лигу, знакомые работали в Федерации, они говорили, если все пойдет нормально, то будут содействовать моему просмотру и, возможно, вызову в сборную. Но этого не случилось.

- Я знаю, что ты очень любишь Украину… - Да! - Ты считаешь эту страну своей родной? - Да! Это моя вторая родина! Это без колебаний могу ответить. Потому что я уже даже думаю на украинском. - Заразился украинским духом? - Однозначно! Вся моя взрослая жизнь проходит тут. Я живу в Украине почти 12 лет. Чувствую себя украинцем. По-другому не может быть. Обычно говорю команде: я еду домой! И все знают, что это не в Камерун, это значит - еду в Винницу. А если я еду в Камерун, так и говорю: я еду в Камерун. Винница - родной город. - О получении украинского гражданства не задумывался? - Сейчас занимаюсь этим. Сдаю документы на получение украинского гражданства. - Появится возможность уже не числиться легионером? - Не знаю, насколько быстро это решится. - Почему так долго не решался подать документы, если живешь 12 лет? - Долго думал: надо - не надо? Решил, что надо! Я думаю, в ближайшее время, если все будет нормально, я получу гражданство. «С женой познакомился на дискотеке» - Ты помнишь, как познакомился со своей женой? - (Смеется) Да! Где футболисты могут знакомиться с девушкой? На дискотеке! Но, правда, на дне рождении друга. - Причем, так обычно почему-то и бывает, что на дне рождении у друга.

- Да, это стандартные футбольные знакомства. - Познакомились в Виннице? - Да, она сама из Винницы. Познакомились, посидели, поговорили и начали встречаться. Встречались три года, потом поженились и сейчас у нас прекрасная семья, прекрасные дети. - Как она относится к твоей карьере? Просто разные отношения встречал: кто-то в восторге от возможности быть рядом с футболистом, кто-то жалуется на недостаток времени и внимания… - Она полностью меня поддерживает, и я ей очень благодарен, потому что я не всегда на месте, не всегда здоров... Когда я получил травму, она мне очень-очень помогала. - То есть она успешно справляется с профессией «жена футболиста»? - Она на «отлично» справляется! Поддерживает меня. Даже советует часто, как правильно поступать. И, кстати, очень большой мой критик! Постоянно: «ты не так играешь, ты не эдак»... Правда, изначально она в футболе ничего не понимала, но сейчас уже большой эксперт. Редко она говорит: ты молодец, ты хорошо сыграл...

- Она бывала с тобой в Камеруне? - Нет еще. Мы планируем, но у нас дети маленькие.

«Знаю глубинку Украины и украинскую культуру» - А ты сам бываешь на родине? - Раньше чаще бывал, сейчас - реже. Если раньше - каждый год, то сейчас и два могу там не бывать. - То есть, «Скайп» – наше все? - Да, конечно. Расстояние особо не ощущается. Телефон, «Скайп», общаемся с родными, видимся онлайн.

- Твои родственники бывали в Украине? - Нет, ни один из них. Как-то так получалось... Хотя, нет, у меня тут двоюродный брат, учится в «Политехе».

- Пошел по твоим стопам? - Да, но он далек от футбола. - Наполовину, получается? - Ну да, он не претендует ни на какую футбольную карьеру.

- У родных нет опасения от того, где ты находишься? Особенно учитывая происходящее в Украине сейчас? Там знают об этом? Задают тебе какие-то вопросы? - Да, знают. Мама звонила. Часто звонила, спрашивала, как, что. Переживает. У меня много друзей по всему миру - такая африканская доля. Все звонят - со Штатов, Франции, Германии. Спрашивают: что происходит? - Ты знаком с какими-то украинскими символами? Замок в Каменец-Подольском, Карпаты, остров Хортица? - Я много где бывал в Украине. Я был на Закарпатье. Играл в Алчевске. Знаю глубинку Украины, знаю украинскую культуру. «Нравится «Океан Эльзы» - Насколько мне известно, ты в свое время записал песню? - И не одну! У меня было 12 песен! На то время я много писал. - В каком жанре? - Смесь рэпа и украинского фольклора. Я изначально хотел рэп записать. Мне кажется, все африканцы хотят рэп записывать (смеется). Половина уже сделала это. Потом попал на студию, продюсер предложил сделать микс с украинском фольклором. Получилось ничего так, нормально. В тот период я не играл, лечился, поэтому было время. Я очень люблю музыку! - Сейчас можешь назвать исполнителей, которые тебя нравятся? Какая музыка чаще всего звучит у тебя в машине или наушниках? - Я слушаю все, я меломан. Мне нравится «Океан Эльзы». Даже какое-то время, когда в Молдавии играл, присел на «Рамштайн». Люди просто в шоке были - чернокожий, слушает тяжелый рок, да еще «Рамштайн». Мне говорили: ты с ума сошел, как ты можешь «Рамштайн» слушать, если они расисты? И я вникал, искал переводы текстов, изучал, есть там уклон к расизму, или нет. Клипы смотрел, мне показалось, что все нормально. Тем более, когда я их слушал, много забивал голов, поэтому думал: а чего бы не слушать?! - Каков сейчас уровень футбола в Камеруне? - Уровень футбола постоянно растет. Два года как футбол стал профессиональным. Игроки заключают контракты, получают определенные зарплаты, премиальные. Инфраструктура подтягивается. Понемногу строят стадионы, открывают академии. Тем более Камерун примет Кубок Африканских наций в 2019-м. Появляется более профессиональным подход. Правда, не такие зарплаты, как, допустим, в Украине. Но, все равно, для Африки, довольно неплохо. - Попытаемся пофантазировать: какое место занимала бы алчевская «Сталь» в чемпионате Камеруна? - Я думаю, что могла бы быть лидером. Хотя сложно сравнивать. Там многое по-другому. Другие поля, другой климат. Но была бы ближе к лидерам. - Ты знаешь местных камерунских игроков, которые могли бы, на твой взгляд, заиграть в Украине? - Да, знаю несколько ребят, они выступают за молодежные сборные, думаю, могли бы подойти украинским командам. Но в любом случае, любому футболисту нужно было бы время для адаптации. - Считаешь ли, что первая лига Украины прогрессирует? - В чисто футбольных моментах, уровень вырос, команды сравнялись. Появилось больше конкуренции. Стало непредсказуемо. От аутсайдеров можно многого ожидать. - Почему так, на твой взгляд? - Из-за того, что в украинской Премьер-лиге немало хороших легионеров, многие хорошие игроки, кто не попадет в команды элиты, вынуждены играть в первой лиге. - Как считаешь, действительно ли в Украине существует проблема легионеров? - Будь я тренером, рассуждал бы так: есть два футболиста на одну позицию - один легионер, другой – местный. Если местный приблизительно такого же уровня - я поставлю местного. Если легионер играет, то, скорее всего, его уровень выше. Считаю, проблема не в легионерах, а в украинских футболистах. С другой стороны, благодаря этой конкуренции, украинские футболисты в нашем чемпионате - нарасхват. Есть мировая тенденция: в каждом ТОП-чемпионате выступает немало легионеров, которые создают конкуренцию с местными. У местных преимущество - им не нужно время на адаптацию, не нужно учить язык. Нынешнее киевское «Динамо» - пример, когда можно доверять местной молодежи и ей закрывать позиции вместо легионеров.

«Все семья болеет за «Реал» - Задумываешься ли над тем, чем будешь заниматься после завершения карьеры? - Задумываюсь. Я сейчас все же, ближе к завершению карьеры, чем к длительным планам на игровое будущее. Но, пока есть силы, пока востребован, я хочу играть. Думаю, не пропаду! - Как любишь проводить свободное время? - С детьми, с семьей! Я обожаю свою семью. Как только появляется свободное время, полностью поступаю в ее распоряжение. У нас такая профессия, постоянные разъезды и сборы… Поэтому дорожу каждой минутой. У меня много друзей, я про них не забываю, но свободное время стараюсь проводить с семьей и детьми. Старший сын занимается футболом, хожу на его тренировки, смотрю и подсказываю.

- Обычно выбираешь активный или пассивный отдых? - Если дома, не сижу в квартире… Люблю активный отдых, погулять, где-то посидеть. Хотя в свободное от футбола время - тоже занимаюсь футболом, на выходных часто играю с местной молодежью. - Ребята тебя узнают, советуются, как играть, строить карьеру? - Конечно, узнают. Меня, наверное, тяжело не узнать (улыбается). Иногда молодым подсказываю, ведь определенный опыт есть. А еще, если выходной попадается в субботу, то играем с друзьями-ветеранами. Они очень хорошие ребята, фанаты футбола. А у меня такой характер, что даже если играю с друзьями, не валяю дурака, отдаюсь на полную, делаю все ради победы, никогда не хочу уступать. Не меньше устаю, чем когда играю за профессиональную команду.

- Твои любимые команды? - Почти вся семья болеет за «Реал»! Старшему сыну нравится Криштиану Роналду - поэтому мы всей семьей болеем за «Реал». Очень импонирует Анчелотти, нравится, как он работает. А в Украине - естественно, «Сталь»! Однозначно! Кирилл Круторогов (MatchDay), © Фото: www.niknews.mk.ua